Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Философия дневника

Здравствуйте.

Во-первых, проверьте свои убеждения на izm.io.

Во-вторых, не обижайтесь, если я не включил ваш дневник в список друзей на взаимной основе. Времени очень мало и приходится сужать круг чтения, ограничиваясь необходимым.

В-третьих, тут я философствую, а остальное в других социальных сетях, где я тоже есть (см. профиль).

В-четвёртых, спасибо, что заглянули.

Биомарксизм

Почему вообще возможна классовая борьба. Если бы правящие классы были чисто классовыми группами, то есть основанными исключительно на способе присвоения, туда легко можно было бы попасть любому, кто научился бы этому способу. Но подобное предположение может вызвать только смех — кто же его пустит. Это только в низшие классы может попасть кто угодно, а высшие классы закрыты, попасть туда откуда-нибудь снизу можно только в виде редчайшего исключения.


По какому же принципу замыкаются высшие классы? По кровнородственному. Главный способ численного приращения высших классов — это размножение. В высших классах нужно родиться. Если ты родился в низших классах, подняться вверх ты сможешь только посредством нечеловеческих усилий, колоссальных жертв и невероятной удачи — всех трёх факторов вместе — и никак иначе [прекрасная иллюстрация: Марсель Пруст, В поисках утраченного времени]. Недаром многие теоретики классовой борьбы — всевозможные утопические социалисты, анархисты и проч. — считали упразднение права наследования чуть ли не главным рецептом для установления социальной справедливости.
Collapse )

Главная невоенная тайна

Основной вопрос философии состоит в том, в чём же состоит основной вопрос философии. Это придумал не я, а не кто иной, как Хайдеггер. Я-то считаю, что основной вопрос философии состоит в открытии всё новых конечных целей, всё новых фундаментальных критериев оценки.


Абсолютное же большинство любителей, так же как и немалая часть людей с профильным образованием, по-прежнему, часто нерефлексивно, следуют школьному марксизму-ленинизму, будучи свято уверены, что “великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии есть вопрос об отношении мышления к бытию”, или, как пишут в квазимарленовских учебниках, это вопрос о том, что первично — идеи или материя.
Collapse )

Боэций как комплементарист

Бла­жен­ство есть бла­го, кото­рое, когда оно достиг­ну­то, не остав­ля­ет желать ниче­го боль­ше­го. Оно то же, что высо­чай­шее бла­го, содер­жа­щее в себе все дру­гие бла­га, кото­рое, если в нём чего-либо недо­ста­ёт, не может быть наи­выс­шим, посколь­ку вне его оста­ет­ся нечто, чего мож­но поже­лать. Оче­вид­но, бла­жен­ство — это совер­шен­ное состо­я­ние, кото­рое явля­ет­ся соеди­не­ни­ем всех благ.

Утешение философией III, 2.

Суперотзыв на "Ивана-дурака"

Svetlana Snegireva [sv_vida_nueva] подарила нам самый развёрнутый на сегодня отзыв на "Поход Ивана-дурака за смыслом", наслаждайтесь:


"...автор позиционирует своё произведение как философскую работу, изложенную в беллетризованной форме (на западе такое называют philosophical fiction и creative non-fiction), из которой можно извлечь средства для борьбы с «экзистенциальным кризисом». Мне понравилась и форма, и содержание, хотя я и не согласна с тем, что проблему отсутствия смысла в жизни действительно можно решить при помощи этой книги.

По содержанию – автор провел своего рода инвентаризацию существующих на сегодняшний день «смыслов», которые постепенно открываются героям книги. А по форме это иронический квест, где каждый найденный смысл или даже его фрагмент проиллюстрирован парой-тройкой кратких юмористических, а порой и сатирических зарисовок. Их много, но они не приедаются до самого конца почти 800-страничной книги, у автора какая-то совершенно неисчерпаемая фантазия!

…А началось всё с того, что однажды на Руси пропал смысл, и наступила Великая Тоска. Никто без смысла ничего делать не может и не хочет, даже палачи в пыточной валяются разочарованные и ко всему безразличные. Одних только дураков тоска не берёт, вот и послал Царь на поиски смысла дурака, и не простого дурака, а официального.
Официальный дурак Иван начинает свой квест в одиночестве, среди чудищ  Тёмного леса,  но очень скоро к нему на помощь откомандировывают адвоката, – и не простого, а федерального, по имени Павлин Матвеевич Брыкля, – чтобы он защищал права Ивана от посягательств беззаконных чудищ. Вдвоем они составляют "фоторобот смысла", – надо же понять, что это вообще такое и на что оно похоже.  И когда фоторобот, наконец, готов, в компании появляется третий участник – собака лютый Вындрик-зверь, который «смысл нюхом чует». А ещё он трансгендер, хотя это выясняется не сразу.
Collapse )

Они решили, что уже пора

Плохо не то, что проявившая себя мировая власть двулична, лжива, жестока и тому подобное. Это обычное дело. Плохо то, что она тупа. Ведь вложены сотни триллионов [как минимум] в создание новейшей системы оружия — системы завоевания сердец. И за пару дней все эти активы обесценились, все эти триллионы пущены на ветер. Люди просто ограбили сами себя. Кропотливая, ажурнейшая работа нескольких поколений — насмарку. Теперь уже не восстановишь. И это, судя по всему, не просто ошибка запаниковавших менеджеров. Это именно политика, стратегическое видение того, как надо пользоваться всеми этими тончайшими вещами. “Не надо никого ни в чём убеждать и ничего никому внушать. Можно просто заставить, как в старые добрые времена”. Произошедшее в последние несколько дней по своему значению ближе всего к императорскому решению запретить дальнейшее строительство океанского флота в Китае XV века. Наверное именно так прогрессивный класс становится реакционным.


Таким образом, они открыто отказались от ключевых элементов своего собственного идеала — от свободы и от прогресса. Одним махом. Это значит, что человечество, быть может впервые в своей истории, столкнулось с полным отсутствием идеалов. Полным. Теперь последняя-распоследняя соль перестала быть солёною. Мы больше не идём ни к какому будущему, ничего не строим, ни на что не ориентируемся и ничего не ждём. Это значит, что настала новая эпоха, в которую мы на собственной шкуре узнаем, что такое деидеологизация — когда любой сильный мира сего уже даже номинально не ограничен ничем по отношению к простолюдинам.

Collapse )

Старость и смысл

В нашей жизни есть одно древнее и тяжёлое противоречие, которое я бы назвал болью Цинь Шихуана. Когда ты такой могучий и у тебя есть всё, чего только можно пожелать, как смириться с тем, что ты умрёшь? Твоя смерть будет не прекращением страданий или насыщением днями, а расставанием со всевозможными сокровищами, которых ты добился такими усилиями и, быть может, злодеяниями. Эту боль острее всего переживают не на войне, а именно в старости. Война — это риск умереть. Старость — это нарастающее сознание неотвратимости смерти.

Теперь боль Цинь Шихуана стала чуть ли не массовой и обратилась в ведущее противоречие эпохи. Это противоречие между геронтократией и всеобщим культом юности. Власть в руках холодных стариков, но всеобщий идеал рисуется уже даже не в виде цветущих юноши и девушки, а в виде радостного подростка. То и дело восьмидесятилетние вынуждены скакать в бейсболках, выводя модные частушки заплетающимся языком.

покойный Джон Маккейн за четыре года до смерти

Именно с этим противоречием, как и во времена Цинь Шихуана, связано вливание огромных средств в поиски бессмертия, а также, в частности, в попытки уловить суть личности [философия сознания и когнитивные науки], чтобы потом пересадить её в какой-нибудь более долговечный сосуд.

А куда же делись религиозные ожидания? Что случилось с верой в загробную жизнь? Не должно ли подобное противоречие вернуть людей к религии? Или комфортная земная жизнь настолько укоренила в душах материализм, что обратного пути нет?

Ответ будет несколько сложнее, чем можно было ожидать. Дело в том, что всякая вера есть лишь взгляд сквозь призму определённых конечных целей. Глазами любви мы видим Бога, глазами контроля мы видим сопротивляющуюся нашей воле реальность материального мира и так далее. Но старость ставит под предельное сомнение все возможные цели. А если цель недоступна, очень тяжело принимать открывающийся сквозь неё мир. Старость есть предельное испытание всех конечных целей, не только секулярных.

Сразу заметим [а то часто стало встречаться такое грубое непонимание]: конечная цель — не конечная по времени, не та, какую ты осуществляешь в самом конце. Конечная — эта та, которая ради самой себя, а не ради чего-то ещё. Она предельная, конечная в иерархии целей, вершина этой иерархии.

Так вот, именно старость, а не какое-то другое состояние, есть средоточие всех возможных препятствий для осуществления всех возможных конечных целей.Collapse )

Сознание и его расширение

Я уже писал, что сознание — это предельное целеполагание. То рассуждение строилось от свободы: истинно сознательное существо само может ставить себе конечные, а не промежуточные, цели. Но это верно также и в отношении, если можно так выразиться, физиологической функции сознания. Сознание не ориентировано на мгновенные реакции — с этим беспримерно лучше справляются рефлексы. Сознание по сравнению с ними абсолютно неповоротливо, оно вечно отстаёт. Но это вовсе не значит, как считают некоторые, что сознание — это какой-то случайный нарост. Просто оно ориентировано как раз на долгосрочные задачи, на планирование, на стратегию. Те существа, у которых его нет, способны лишь на мгновенные краткосрочные реакции и запрограммированное поведение. А сознательные существа могут именно что быть свободными и гибкими на дальних дистанциях, самостоятельно выбирая линию своего поведения.


В этом смысле те авторы [чаще всего это какие-нибудь популярные психологи], которые отрицают необходимость или даже саму возможность обобщённого "смысла жизни", по сути отрицают роль сознания как способности обобщённого суждения.Collapse )

Принципиально без заголовка

Телеософия не нормативна, а эмпирична. Она сформировалась как попытка обобщить эмпирический материал из истории религий. То есть она выявляет, анализирует и обобщает, что люди считают своими конечными целями, а не предписывает им следовать каким-то хорошим или не следовать каким-то плохим конечным целям. При этом, однако, та же эмпирика даёт богатый материал насчёт последствий того или иного выбора в различных условиях и масштабах. Кроме того, она позволяет предугадывать какие-то вещи.

Наглядным примером тому может служить панковское движение.
Collapse )

Sub specie aeternitatis

Что если посмотреть на всё это дело так:

Декарт и Локк — это такие Сократ с Платоном, Кант — это такой Аристотель, а современная философия — это такая схоластика. И ещё примерно тысячу лет это будет более или менее закостеневшая традиция, выход за пределы которой не приветствуется. А потом опять кто-нибудь смахнёт фигуры с доски — и давай всё с самого нуля: “Что если мы вообще ничего не знаем?”. И уже последующие поколения будут заново открывать “аналитическую философию”, реабилитировать её и говорить “а вы знаете, зря её осмеяли и забыли — там много интереснейших открытий”.

Но собственно философией всё равно является именно этот короткий момент выведения чего-нибудь с нуля. С абсолютного нуля, когда нет [или кажется, что нет, или хочется, чтобы не было] ни одной само собой разумеющейся данности или ценности. Всё остальное — это просто другая отрасль, которая называется философией только по инерции.

Гуссерль, кстати, вполне тянет на нового Сократа-Декарта. Но, видимо, культура оказалась к этому неготова. А значит, могли быть ещё такие же непопавшие в нужный промежуток.