Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Dei ex machina ex machina

Deus ex machina бывает разным.

Бывает нелепым и отражающим беспомощность драматурга, а бывает реалистичным — отражающим беспомощность человекоперсонажей, их неспособность самостоятельно выпутаться из собственных дуросплетений. Падение и благодать, драма истории с судом в конце либо, например, эпос прогресса.


Zi Won Wang, Механический Будда

Бывает счастливым, раздающим всем сестрам по серьгам, а бывает грозным, раздающим всем сестрам по серьгам. Как, например, явление потустороннего командора Дону Хуану либо явление Венеры в “Венере в мехах” Романа Полянского (это не экранизация Захер-Мазоха).

Collapse )

Новая хронософия

Странно, что Фоменко не применил свой подход к истории искусства. Сразу было бы очевидно, что все художественные произведения – это одно и то же произведение, а все персонажи – это один и тот же персонаж.


Можно не только без труда отождествить Эдипа с Гамлетом или Гильгамеша с Чайльд-Гарольдом. Можно отождествить всех нынешних супергероев с героями Достоевского.


Раскольников, Мышкин, Карамазовы, Настасья Филипповна, Мармеладова, не говоря уж об Алёне Ивановне – всех их если одеть в модифицированные костюмы дель арте и дать им в руки разнообразные модифицированные дубины, получится великолепная тёмная вселенная с Петербургом вместо Готэма.

Тайна одного драматурга

Что будет если всех персонажей какой-нибудь истории мы сделаем философами. Если каждый пьянчуга, каждый попрошайка, каждая куртизанка, каждый могильщик, каждый солдафон, каждый старый маразматик, каждый скоморох, каждый наёмный убийца, каждая светская львица, каждый дикарь, каждый тиран, каждый торгаш, каждый бесёнок, каждая природная стихия и т.д. и т.п. будут рефлексировать и рассуждать о смысле истории и жизни, об основах морали и политики, о Боге и судьбе, о науках и тайнах природы и проч., причём в любых ситуациях. Collapse )

К вопросу о том, что законы физики частный случай законов драматургии. Мы никогда не назовём чудом…

Происхождение общества спектакля

Вы будете долго смеяться, но имитация всего и вся обязана своим существованием всё тому же кальвинизму.

Человек, который вместе со всеми верит, что есть от века избранные и проклятые, лузеры и винеры, не только напряжённо следит за собой, чьих же он. Он из кожи вон лезет, чтобы доказать, что он принадлежит именно к последним. Доказать, прежде всего, самому себе. Отсюда эти нестираемые улыбки, отсюда этот натужный оптимизм. "У меня всё хорошо, просто отлично!" Никогда не признаваться ни в каких неудачах. Их просто нет.

Нет удовольствия от жизни? Снимем копию и имитируем, не отличишь.
Нет счастья? Изучим и разыграем. Комар носа не подточит.
Нет призвания? Вывернемся наизнанку, но все будут уверены, что есть.
Нет любви? Воспроизведём все признаки и всех обманем.

Отсюда следуют две вещи: одна хорошая, одна плохая. Хорошая - что все стараются. Делают всё и за совесть, и за страх. Плохая - что все притворяются. Общество оказывается настолько пронизано притворством, что найти что-нибудь непластиковое становится почти невозможно.

Friendo

Я, конечно, рискую поссориться с очень многими людьми. Но любопытство сильнее.

На представленном ниже видео "известный философ" обсуждает с восемью людьми свою новую книгу. С тремя из этих людей я встречался лично: с Иваром Максутовым, Павлом Костылевым и Светланой Майбродской. Причём со Светланой мы даже работали в одной компании, сидя на одном этаже, в виду друг друга. С самим автором и с Ильёй Переседовым я однажды пересекался в тырнете. Остальных не знаю.
Collapse )

Мистериальные практики

Исследователи сходятся на том, что театр произошёл от шаманских медиумических практик. Исполнители и есть медиумы, в которых на время вселяются божества и рассказывают свои истории. В дальнейшем эти представления, с одной стороны, усложнились, превратившись во многосоставные мистерии, а с другой, утратили непосредственность и стали всё больше походить на регламентированную игру, участники которой не переживают экстраординарный опыт, а лишь имитируют его, притворяются.

В результате у мистерий появился двойственный характер. С одной стороны, легко впасть в цинизм и относиться к этому как к простому лицедейству на потребу публики. Но с другой, вживание в образ держит постоянно приоткрытыми двери для настоящего транса. Поэтому в современной культуре присутствует и то, что я называю театрализацией религии, когда адепты лишь примеряют на себя экзотические одежды, чтобы полюбоваться свои отражением в зеркале, и отношение к светскому театру как к центру духовности (вещь, абсолютная непонятная средневековому миру, привыкшему к низким нравам балагана).Collapse )