yuri tikhonravov (yuritikhonravov) wrote,
yuri tikhonravov
yuritikhonravov

Categories:

Мрачная философия истории

Продолжаем сериал гипотез крайнего материализма (смотрите 1-ю и 2-ю серии).

Прогресс человечества мотивируется его самыми грязными пороками (правда, с точки зрения материализма нет никаких пороков, а есть естественные склонности, которые несут некоторую угрозу здоровью личности и/или стабильности общества). Мыло изобрели благодаря человеческим жертвоприношениям, когда кровь стекала в реку. Прорыв медицины был осуществлён на основе бесчеловечных экспериментов нацистов над заключёнными в концлагерях. Технология пластиковых карточек развилась из-за распространения порнографии в сети. И так далее и тому подобное.

Но это всё частности. Главное, что общий вектор развития экономики, общественной организации и культуры определяется банальным желанием отобрать у ближнего силой всё, что у него есть.Неодолимая и предельно наглядная мощь нового оружия, позволяющего сделать это, вот самый надёжный и действительно всеобщий мотиватор развития. Этому подчинено всё, вплоть до мистики и философии. Даже не ведая того, мистики и философы всегда работают на гонку вооружений, только в этом и есть их смысл.

Оружие появилось у человека как средство охоты. Поэтому начальная эпоха истории связана с производством охотничьего оружия. Все особенности этого производства, характера оружия и организации охоты предопределены своеобразием местности, её климатом, рельефом, флорой, фауной и т.д. Поэтому у каждого сравнительно небольшого коллектива было своё оригинальное оружие, свои оригинальные способы его изготовления и свои оригинальные методы охоты. Характер местности определял и характер стереотипного поведения, особый этос, так что у каждого коллектива была своя религия, освящавшая данный этос и наполненная представлениями о священных предметах, силах и духах этой местности.

Со временем, однако, человек так наловчился истреблять всё живое вокруг себя (10 тысяч лет назад был изобретён лук, и началась так называемая неолитическая революция), что стал испытывать дефицит дичи, и пришлось переходить на новые формы обеспечения себя пищей - земледелие и скотоводство. У тех, кто оказался в особо благоприятных условиях, это привело даже к созданию избыточного продукта, который стал предметом зависти менее везучих соседей. Контраст достиг своего апогея на границах Плодородного Полумесяца, территории от долины Нила до Тигра и Евфрата, особенно когда охотники окрестных земель превратили их в почти безжизненные пустыни.

Давление обзавидовавшихся и оголодавших соседей на рубеже 4-3 тысячелетей до н.э. заставило жителей Полумесяца ограждать свои поселения стенами. Так появились первые города. Беспрецедентное строительство потребовало тягловой силы, поэтому тогда же были приручены ослы и изобретено колесо. Тележка, запряжённая осликами, и стала первой военной техникой. Её использовали шумеры и египтяне, создавшие первые региональные государственные объединения в виде военных союзов городов. Для более прочного снаряжения была изобретена бронза (и начался бронзовый век), из которой стали делать первые, ещё коротенькие, мечи.

Новое военное оборудование, стены, телеги, мечи, потребовало нового образа жизни; для перехода к нему и воспитания нужных соответствующему производству людей нужна была новая религия, освящающая новый этос. Так возникли принципиально новые шумерская, позже аккадская, и древнеегипетская религии, включавшие в себя почитание зодческого и врачебного искусств, а также этику тесного сосуществования в пределах городских стен.

Тележная эпоха продлилась около тысячи лет. На рубеже 3-2 тысячелетий до н.э. в телегу впрягли лошадь, и появилось новое грозное оружие - боевая колесница. Эффективное пользование этим оружием требовало не только городских жителей, умеющих изготовить саму колесницу и сбрую, но и тех, кто с детства приучен обращаться с лошадьми. Поэтому историческую инициативу перехватили кочевники Великой Степи, в основном индоевропейцы, подчинившие себе огромные территории от Китая до Британии и Пиренейского полуострова. Захватив сказочную добычу, они тут же начинали соперничать из-за неё между собой, так что колесничий мир распался на множество мелких образований. Однако соперничество требовало постоянных усилий по развитию вооружений - разработки новой боевой тактики, новых методов обработки металлов и т.д. Соответственно, возникли и новые, "колесничные", религии - ведическая и зороастрийская - в которых даже боги разъезжают на колесницах.

К началу 1 тысячелетия до н.э. искусство изготовления колесниц достигло своего апогея: в Иране появились мощные железные колесницы, с серпами на колёсах и одетыми в броню лошадьми. Благодаря этой военной технике персы создали первую в мировой истории громадную империю от Инда до Нила. Стала развиваться в невиданных ранее масштабах международная торговля, что дало новый импульс развитию обработки металлов. Это и привело к окончанию колесничной эпохи.

В середине 1 тысячелетия люди научились выплавлять сталь и производить стальное оружие - доспехи, мечи и т.д. Воин, облачённый в такие доспехи, особенно сидящий на таком же закованном в броню коне, оказался более эффективным оружием, что продемонстрировали в 4 веке до н.э. гетайры Александра Македонского. Началась эпоха стальных доспехов. Это вооружение вновь сделало более востребованным городского жителя с его познаниями в ремёслах, что сказалось на развитии городской культуры, всевозможных наук и искусств и создании единых пространств для торгового обмена - крупных региональных империй: Римской, Парфянской (позже Сасанидской), Маурьев (позже Кушанской), Цинь. В рамках этих империй развивался новый этос и соответственно реформировались старые или создавались новые, городские и космополитические, религии: христианство, буддизм и конфуцианство.

Конный тяжеловооружённый воин, катафракт, был эффективнее, чем пеший, гоплит, поэтому постоянно выискивались новые способы закрепления всадника на лошади: совершенствовалось седло, а в Индии во 2 веке н.э. даже был создан прототип стремени: босой всадник мог вставить большой палец ноги в специальное кожаное кольцо. Наконец, в 4 веке китайцы создали само стремя для своих катафрактов. Это изобретение в корне изменило роль кавалерии: теперь воин мог свободно сражаться на коне и даже стрелять. Главным преимуществом стала мобильность, и лёгкая кавалерия стала более эффективной, чем тяжёлая. В связи с этим изготовление снаряжения больше не требовало прежних усилий, зато более важным вновь стал сам всадник, который должен был составлять одно целое с конём. Поэтому инициативу опять перехватили далёкие от цивилизации кочевники, которые в 4-7 веках захватили огромные территории, и началась новая, кавалерийская эпоха.

В течение этой эпохи появлялись всё новые способы усиления кавалерии (например, монгольский лук), рождавшие очередные нашествия, но главным оставался именно всадник на стременах. Производство нового оружия уже не требовало прежнего развития городской жизни, поэтому многие города, науки и искусства пришли в упадок или даже вовсе забылись. Для освящения нового этоса опять реформировались старые религии - возникли западное христианство (католицизм), индуизм Шанкары, буддизм ваджраяны и неоконфуцианство. Но лидером оказалась, конечно же, новая, изначально ориентированная на новый этос религия - ислам, возникший среди кочевников Аравии.

Наименее затронутым новым способом существования регионом, в котором к тому же сохранились значительные следы предшествующей культуры городов и стальных доспехов, оказалась Западная Европа. Именно здесь в 12 веке стали появляться ростки новой эпохи - артиллерийской, окончательно наступившей в конце 17 века. Пушка в конечном итоге оказалась эффективнее всадника на стременах. Её производство стимулировало новый рывок в обработке металлов и создании различных приспособлений. Пушки изменили эффективность флота и породили авиацию. Самоходные и самолётные пушки, пушки, стреляющие сверхмощными (ядерными) снарядами из подземных шахт - всё это имеет силу по сей день и определяет всю нашу культуру. Религией, освящающей новый этос, стала новая версия христианства (протестантизм), но поиски продолжаются, так как очевидно, что требования новой жизни уже входят в противоречие с требованиями породившей её религии.

Однако что бы ни ждало нас в будущем, это всё равно будет порождением жутких пороков и причиной неизбывных страданий. Кажущийся прогресс на самом деле бесконечный и безысходный круговорот, в котором жажда лучшего порождает худшее и наоборот.
Tags: историософия, историческая этология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 85 comments