?

Log in

No account? Create an account
записи друзья календарь что за дневник My Website раньше раньше дальше дальше
Война культур и наша печальная судьба в ней - Юрий Тихонравов
философский дневник
yuritikhonravov
yuritikhonravov
Война культур и наша печальная судьба в ней
В соревновании (противостоянии, столкновении) народов важнейшую роль играет массовый стандарт поведения. У американцев может быть паршивая дипломатия и не лучшая разведка, но большинство американцев настолько стараются, каждый на своём месте, что эти минусы совершенно теряются. У других народов может быть блестящая дипломатия и разведка самая изощрённая, но большинство из них, каждый на своём месте, стараются недостаточно, так что эти плюсы в конечном итоге ничего не дают. Каков основной человек в стране, такова и страна, и тут ничего не дают усилия гениев и отдельные достижения. Поэтому одни народы могут манипулировать другими, ставить им условия, объявлять санкции, даже бомбить их и проч., а другие не могут или почти не могут ничего сделать в ответ.

"Производительность труда — это в последнем счёте самое важное, самое главное для победы нового общественного строя". Производительность труда обеспечивается людьми с определёнными стандартом поведения, наличие таких людей обеспечивается первым производством, то есть воспитанием на основе этого стандарта. Сам такой стандарт, назовём его хоть этикой, хоть культурой, обеспечивается мировоззрением народа [1]. Мировоззрение целиком может разделяться не всеми, особенно со сменой поколений, но следующая из него культура будет определять лицо общества, массовый стандарт поведения.

Самый действенный сегодня стандарт поведения — кальвинистский [2]. Носители этого стандарта демонстрируют очевидное превосходство. Они лучше организованы, добросовестнее (строже, аккуратнее) исполняют правила и договорённости, более предприимчивы и, главное, они лучше стараются. На любом участке работы. Остальные либо признают их превосходство, либо пытаются стать такими же. Народы, которые не принимают кальвинистский стандарт поведения, отстают. Даже если их просвещённые правители вводят самые прогрессивные политические институты, покупают новейшие технологии и палкой гонят всех на работу.

Таким образом, основная задача сегодня — это привитие народу протестантской этики, или, точнее сказать, кальвинистской культуры. Всё остальное вторично. Если каждый не будет стараться (industria) на своём месте, политические учреждения, законы, дипломатия, даже вооружённые силы и хозяйственные ресурсы ничто. Только кальвинистская культура обеспечивает нужными людьми современное производство и управление [3].

России в этом отношении не повезло больше всех.

Нехристианским странам лучше, чем России, так как усвоение кальвинистской культуры может быть у них либо восстанием против нехристианской культуры, либо дополнением к ней. Усвоение нового — это почти всегда восстание против старого. Для этого старое должно восприниматься как враждебное. Иначе это будет предательство своих предков и самих себя. В Южной Корее кальвинизм стал восстанием против буддизма: буддисты сотрудничали с японцами, тоже буддистами, американцы-кальвинисты помогли освободиться от японского владычества. Поэтому буддизм стал восприниматься как язычество, ведущее страну к рабству, а кальвинизм как благая весть, ведущая страну к свету. Многие корейцы почувствовали себя вправе гневно отринуть буддизм. Сегодня, когда уже нет той остроты, намечается другой путь: осознать, что буддизм и христианство имеют различные специализации и потому могут дополнять друг друга. В Китае сразу хотят дополнить традиционный стандарт кальвинистским, как когда-то буддизм дополнил китайскую культуру. У них может получиться. Учитывая всё это, даже мусульмане имеют больше шансов усвоить кальвинистскую культуру, чем мы. Православие и протестантизм — две версии одного и того же мировоззрения, они прямые конкуренты. Отринуть православие в пользу кальвинизма значит предать предков и переметнуться на сторону недругов — немцев и американцев.

Но и католическим странам лучше, чем России, так как протестантизм может быть у них национальным восстанием против международной католической культуры [4]. Особенно если эта национальная культура не связана с южно-европейскими корнями католичества. Православие само разделено на национальные культуры, поэтому восстание против православной культуры есть одновременно восстание против национальной культуры.

При таких обстоятельствах можно было бы попытаться либо изменить православие, внедрив в него кальвинистские элементы, либо соединить кальвинистскую культуру с каким-нибудь нехристианским мировоззрением и сделать его знаменем восстания против православия. Но все попытки такого рода уже были сделаны и провалились. Около 200 лет правящий класс России использовал все возможные ходы, чтобы привить "немецкие" элементы православию. Посылали молодёжь учиться в Европу, приглашали европейцев нами руководить, экспериментировали с образованием и богословием — всё без толку. Эта история прекрасно описана в "Путях русского богословия" Флоровского. Какие-то плоды это дало, Российская империя была немецкой не в меньшей степени, чем собственно русской, в смысле выучки, и этому она обязана многими своими успехами. Но онемечивание сверху вызвало отторжение у огромной части народа. Поэтому кальвинизм на нехристианской, материалистической основе стал знаменем восстания против государственного, синодального православия — знаменем коммунистической революции [5]. Однако христианская культура на нехристианской основе надолго не приживается [6], и через 75 лет всё вернулось на круги своя.

Но и большинству православных стран лучше, чем России, просто потому, что они мелкие. В них возможно введение прямого американского правления, самого мягкого из всех, то есть как бы присоединение к виртуальной кальвинистской державе в качестве резервации. С одной стороны, оно может выглядеть как национальное восстание против других крупных держав, претендовавших на власть в этих мелких странах. А с другой, американцы благожелательно относятся к таким странам как к средству борьбы против этих крупных держав. Посмотрите на Румынию, Болгарию и особенно Грузию [7]. Благодаря отбору, проводимому носителями кальвинистской культуры, давлению и личному примеру правящий класс следует новым нормам подражательно, и остальное население мгновенно ощущает это в своей жизни. Эта мера прекрасно действует и в Японии, и по всей Европе. Но условием такой меры является благожелательность носителей кальвинистской культуры к управляемой стране. Им должно быть зачем-то нужно, чтобы в этой стране всё было в порядке. В противном случае отбор будет отрицательный и страна будет только разрушаться. Если в Грузии американцы заинтересованы как в средстве против России, то в России они не заинтересованы. Напротив, они заинтересованы в том, чтобы никакой России не было или чтобы она была в самом ужасном, диком, разрушенном виде [8].

Единственный край, где живут русские и где появилась возможность прямого усвоения кальвинистского стандарта — это Украина. Собственно, Южная Россия и была областью зарождения и основного распространения штунды. Нынешняя Украина — это восстание русских против всех прежних русских мировоззрений, то есть против православия и против коммунизма. Именно поэтому они громят памятники Ленину и православные храмы. Если раньше настоящий украинец был русский, перешедший в католичество, униат-галичанин [9], то теперь это русский, перешедший в кальвинизм [10]. Сегодня украинских протестантов не больше 3%, но их представительство во власти несоизмеримо с этой долей. Достаточно вспомнить Леонида Черновецкого, Михаила Бродского, Андрея Шкиля и наконец Михаила Турчинова. Увидев благоприятный шанс, связанный с заинтересованностью американцев, они истерически схватились за него, используя все подручные средства. Даже придумали свой уникальный метод борьбы с коррупцией — майдан, когда просто собирается толпа народу и устраивает дикий скандал либо на главной площади, либо прямо в том или ином учреждении.

Для большинства русских это восстание части русских против России и всего, что с нею связано, выглядит как предательство, сопровождаемое всевозможными злодействами, подлостями и мерзостями. Проверьте себя (https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=boZCWK4x19E):

"Вы не имеете права тут молиться" — новый контекст выступления Pussy Riot

Но для них это оправдано их новым мировоззренческим выбором. Ведь Украина может стать второй или хотя бы третьей, после Великобритании, кальвинистской страной мира по численности. Да и для прежних украинцев подобное кажется органичным. Вспомним хотя бы анекдот про партизанский отряд с предателем. Но мы так не сможем. Мы не сможем ни восстать против самих себя, ни дополнить себя. И в то же время мы не сможем ни примириться с носителями кальвинистского стандарта поведения на приемлемых условиях, ни противостоять им. Мы слабее. Мы менее организованы, менее добросовестны, для нас работа не главное, нам претят "чрезмерные" порядок и рациональность. Посмотрите для примера на нашу юстицию: на суды, полицию, следствие, прокуратуру и даже адвокатуру. Для всего этого есть одно слово — дурь. И мысли большинства обычных людей на эту тему, про презумпцию невиновности, например, или защиту чести и достоинства, такая же дурь. Из неё нет выхода [11].

Мы погибнем. Мы могли бы быть просто последними, кто примет эту кальвинистскую культуру. Или просто народом в своей резервации. Живут же до сих пор всякие народы в джунглях или на островах. Но это не про нас. Мы не сможем даже как армяне, не говоря уж о бушменах и готтентотах. Мы не станем терпеть, и нас не станут терпеть. Нас уничтожат. Некоторые из нас, почуяв это, уже побежали предавать. Их чутьё их не обмануло. Но большинство не побежит, нутро не позволит. Да и не нужны они никому в таком количестве.

Только сам факт грядущего уничтожения может нас пробудить и мобилизовать. Придумать что-то. Быть может, создать что-то новое. Наша гибель должна стать средоточием наших размышлений. Если это не поможет, то не поможет уже ничего.

--------------------
[1] Мировоззрение отвечает на вопросы, почему человек должен вести себя именно так, а не иначе. Стандарт поведения можно разделять и без мировоззрения, но в таком случае он подвергается риску. Человек может задаться вопросами, почему он должен себя так вести, почему он не может вести себя по-другому, например как гедонист. И если сам он ещё будет по инерции воспроизводить воспитанный в нём стандарт поведения, то следующему поколению он его уже не передаст. Или передаст в усечённом, сильно разрушенном виде.

[2] Прошу обратить внимание, что речь здесь вовсе не идёт об истинности того или иного мировоззрения или его версии. Только об эффективности той или иной системы поведения.

[3] Человек протестантской культуры — это, грубо говоря, человек, который в значительной мере отождествляет себя и свою работу. Вспомним, что само понятие работы как ежедневной обязанности было не всегда. Оно возникло в тот момент, когда поиски оптимальной формы, в которой осуществляется помощь человека человеку, пришли к тому, что помогать лучше всего, во-первых, индустриально, во-вторых, на основе свободного предложения. Именно в рамках этой системы и обретает свой смысл понятие работы. Для человека протестантской культуры работа священна, это главное. Он относится к ней не так, как русский. Для русского работа не главное. Человек русской культуры — это прежде всего человек дружеской помощи. Дружеская помощь как принцип общественной организации появилась позднее родственной, она более свободна и особенно хороша для военной организации, для боевого братства. Но в мирное время любой русский считает своим долгом окружать себя именно друзьями, а не наиболее эффективными людьми. Например, высокопоставленный чиновник раздаёт ответственные должности друзьям, а не лучшим кандидатам.

[4] На всякий случай не забудем, что все страны, принявшие протестантизм, были католическими. Хомяков даже считал, что в православных странах никакое реформационное движение вообще невозможно. Он чуть-чуть не дожил до расцвета штунды. Сегодня распространение своей штунды наблюдается в католической Бразилии.

[5] Коммунистическое восстание также было отчасти восстанием против национальной православной культуры, отсюда его жёсткий интернационализм. Но также оно было и восстанием против всего немецкого в национальной культуре, поэтому в нём был и национальный элемент, который со временем проявился ярче. И поэтому оно само не могло быть протестантским, но могло быть только на основе вообще нехристианской и даже антихристанской идеологии.

[6] В Германии кальвинистскую культуру попытались пересадить на почву германского (нео)язычества. Результат известен.

[7] Даже у Сербии, хотя изначально к ней отношение очень плохое (ведь сербы те же хорваты и те же босняки, только те соответственно католики и мусульмане), есть возможность со временем стать как Греция, которой многое позволяется. Потому что та и другая в принципе безобидны, их сравнительно легко контролировать.

[8] Да и объективных шансов на то, чтобы перенять кальвинистскую парадигму, всё меньше, так как и в самих протестантских странах христианство всё больше превращается во всего лишь наследие. Образы ада для тех, кто плохо работает, кто предал своё призвание, остаются в сказках, фильмах-ужасах и проч. Они действуют, потому что были когда-то живой традицией, по инерции. У нас нет ни живой традиции, ни инерции. Без живой традиции инерции и не будет. Гражданская религия как протестантская культура, отделённая от религиозного протестантизма, то есть секуляризованная, не влияет на массовый этос. Она образует то крикливое меньшинство, которое требует свобод и является фактическим союзником американцев, но само не особенно старается. Оно не подаёт другим пример своей жизнью, а ведёт себя точно так же. То есть лениво, безалаберно, коррумпировано. Собственно русский религиозный протестантизм вообще микроскопичен. И он скорее примыкает к этому крикливому меньшинству. Восстание против коммунизма 90-х протестантским тоже не получилось, хотя в Россию приехало множество американских проповедников.

[9] Старое галицийское украинство, именуемое в просторечье "бандеровщина", с самого начала использовалось только как прикрытие для защиты конгломерата частных владений разного масштаба, от мелких лавок до миллиардных состояний, от того, чтобы все они попали под контроль Российской Федерации как громадного государства-корпорации. Русские, евреи, армяне, татары Украины сохранили у себя строй 90-х и всё это время боялись поглощения со стороны соседней консолидированной корпорации, оттого и прятались за пугалом "бандеры". Но кальвинистское украинство гораздо страшнее католического.

[10] Не секрет, что по обе стороны люди с одинаковыми фамилиями и говорящие на одном языке. Изначально южане лишь чуть темпераментнее и оттого всё у них сумбурнее. А так, одни и те же привычки, одни и те же шутки, одни и те же проблемы на производстве, в семье и проч.

[11] Могут сказать, что это всё инородные примеси, что достаточно освободить русскую культуру от азиатских влияний, как всё будет хорошо. Но мало того что как раз в юстиции большинство именно русские, которые в разных ситуациях не сговариваясь действуют, будто один и тот же человек, так ведь не случайно же возникли и эти инородные влияния. Из-за чего-то мы им однажды поддались и продолжаем поддаваться. Другие не поддались, а мы поддались. И именно этим влияниям, а не каким-то другим.

Tags: , , , , ,

7 толкований | толковать
Comments
sober_space From: sober_space Date: August 20th, 2014 07:17 pm (UTC) (ссылка)
Такое толкование:

"При решении этих вопросов нужно учитывать, что человечеству в идеале нужен медленный, мечтательный и беззаботный прогресс с минимумом разрушительного (в конечном итоге) невротического поведения, с небольшой производительностью труда и не слишком активным потреблением. С неспешным освоением и пониманием природы. С не очень активными и не слишком жадными элитами (а наши элиты уже не такие, они переняли превосходящий кальвинистский стандарт по факту, и не могли этого не сделать). Но, тем не менее, с неостановимым движением вперед. Для этого нужно лишь знать, в каких направлениях двигаться. А этот вопрос решен (в огромной степени благодаря странам кальвинистского стандарта).

Слово "дурь", если встать в психотерапевтическую позицию, говорит строгий кальвинистический Отец, доведший своих детей почти до самоубийства железной рациональностью своего духа. А мы, люди (в идеале) - да, дураки, и счастливы в своей глупости. Мы крестимся только когда гром гремит и думаем лишь когда рак свистит. Но мы лишены страха и никого не мучаем страхом. Наши ресурсы - в том числе ум, рациональность - расходуются естественно, без опасности катастрофических срывов.

Да, если бы мы строили Гонконг, он не был бы расположен так рационально и удачно, как это сделали англичане. Он вырос бы не за десятки лет, а за сотни. Но у него было бы это время, которого не оставляют нам сумасшедшие потребители - кальвинисты, смывающие в унитазы миллионы сотовых телефонов, являющихся конечным продуктом огромной насилующей природу и зачастую абсолютно бессмысленной пирамиды промышленного производства."
yuritikhonravov From: yuritikhonravov Date: August 20th, 2014 07:24 pm (UTC) (ссылка)
кальвинисты - аскеты, а не потребители
дурь в юстиции - это миллионы поломанных, искалеченных жизней
я и сам критикую кальвинизм (ссылки в заметке), но он побеждает
sober_space From: sober_space Date: August 20th, 2014 07:32 pm (UTC) (ссылка)
Так я заметил что критикуете, а то бы ответил гораздо жестче :) Поэтому и написал "такое толкование", предлагая как бы отстраниться и не лезть в бочку.

Кальвинисты по факту потребители и разжигатели потребительства, хотя бы потому что это экономически рационально. Хотят они быть потребителями или нет другой вопрос.

Дурь - это вообще неизбежное зло. Человек несовершенен и будучи счастлив - часто бывает глуп, отчего ранится и умирает. Но бороться с дурью путем принятия мета-дури это еще большая дурь.

yuritikhonravov From: yuritikhonravov Date: August 20th, 2014 07:44 pm (UTC) (ссылка)
кальвинисты аскеты по чему угодно, экономия их мания; разжигаются совсем другие мировоззренческие и культурные группы

юстиция должна быть предельно рациональна, иначе вот вас посадят за разжигание и экстремизм на пару лет с урками, где им можно будет объяснить насчёт неизбежного зла; кальвинисты, повторюсь, предельно добросовестны (строги, аккуратны) в отношении правил, их формирования и соблюдения
sober_space From: sober_space Date: August 20th, 2014 07:57 pm (UTC) (ссылка)
>>кальвинисты аскеты по чему угодно, экономия их мания; разжигаются совсем другие мировоззренческие и культурные группы

Я говорю "кальвинисты" в широком смысле - именно страны кальвинистского стандарта первые осознали и широко, успешно применили поддержку потребления. Никто другой не смог бы этого сделать.

>>юстиция должна быть предельно рациональна, иначе вот вас посадят за разжигание и экстремизм на пару лет с урками, где им можно будет объяснить насчёт неизбежного зла; кальвинисты, повторюсь, предельно добросовестны (строги, аккуратны) в отношении правил, их формирования и соблюдения

Прекрасно об этом осведомлен. И, тем не менее, надеюсь на авось. И с психотерапевтической точки зрения я в этом более прав, чем тот кто будучи в ужасе от сего факта предлагает срочно принять кальвинистский стандарт. Что впрочем не исключает поиска путей рационального решения вопроса (рациональность сама по себе не является исключительной особенностью кальвинистов). Можно бесконечно говорить мне "только кальвинисты смогли" - именно с логической т.з. это не доказательство невозможности другого пути.
yuritikhonravov From: yuritikhonravov Date: August 20th, 2014 08:02 pm (UTC) (ссылка)
лучшие потребители - это итальянцы, греки, арабы и т.д.; пуритане (в широком смысле) широко известны своим неумением потреблять; воспользоваться чужими страстями - да, они могут

к поиску другого пути я с отчаяньем призываю; но этого пути пока нет и никто его не ищет
sober_space From: sober_space Date: August 20th, 2014 08:04 pm (UTC) (ссылка)
>>к поиску другого пути я с отчаяньем призываю; но этого пути пока нет и никто его не ищет

Я заметил. Не отчаивайтесь.
7 толкований | толковать